Объявления Ялты
Ялта Крым Это интересно
новости Ялты

Главная



 
<< вернуться в История Большой Ялты

Великокняжеская усадьба «Ореанда» и строительство церкви Покрова Пресвятой Богородицы
нажми, чтобы увидеть следующее фото
Великокняжеская усадьба «Ореанда» и строительство церкви Покрова Пресвятой Богородицы

На фото Церковь Покрова Пресвятой Богородицы фотография, 1885 г.

По завещанию владелицы усадьбы императрицы Александры Фёдоровны «Ореанда» перешла во владение второго сына Николая I великого князя Константина Николаевича и вплоть до 1894 года находилась в статусе великокняжеских имений. Константин Николаевич представлял собой яркую личность.

Он родился 9 сентября 1827 года в Гатчине. Воспитывался Константин под руководством адмирала Ф.П.Литке, так как с детства был предназначен своим родителем для морской службы и впоследствии стал управляющим Морским министерством, президентом Петербургской Академии Наук, вице-председателем Российского географического общества. Юный великий князь стремился к морским наукам и проявлял незаурядные способности не только в учёбе, но и в искусстве. В 1855 году, во время Крымской войны, фактически уничтожившей на долгие годы Черноморский флот, только что вступивший на престол Александр II именно ему, своему хорошо подготовленному брату, доверил руководство российским флотом.

Константин Николаевич, также известный как ценитель изящных искусств, архитектуры, литературы, театра, музыки, сам прекрасно владел несколькими музыкальными инструментами – виолончелью, фортепьяно, органом. Приглашал и музицировал с выдающимися виртуозами и композиторами того времени – К.Б.Шубертом, А.Г.Рубинштейном, Г.Венявским. Его супруга, великая княжна Александра Иосифовна, также виртуозно играла на фортепьяно. Великокняжеская семья имела шестерых детей.
При всей своей занятости, в августе 1861 года после инспекционной поездки в Николаев и Севастополь Константин Николаевич смог наконец вырваться в своё имение Ореанду. Приезд и пребывание на ЮБК он записал в дневнике: «7 августа… Доехали до чудной Ореанды. Вошли от ворот пешком, мимо ротонды. Чудо, прелесть. Осмотревши дом, купался в море. Потом обед - и курили на террасе, и гуляли при лунном свете. 9 августа…После завтрака осматривал дворец со всеми его прелестными хозяйственными устройствами. Потом верхом таскались по саду, лазали на скалу, где крест, и осматривали все экономические условия и устройства. Можно из этого устроить прекрасное доходное имение. Вечером ещё раз купались. 11 августа…С Глазенапом и Ешлеманом (первый - друг, второй - архитектор) рассматривали денежную сторону Ореанды. Уже теперь возможны экономии, а со временем, когда разовьём виноделие, и подавно. В 3 часа объездили верхом всю Ореанду и парк, и часть Ливадии, и Ореанду Дибича, и горную часть, где отыскали прелестнейшие равнины. После этого визита я еще более полюбил эту чудную Ореанду».

Константин Николаевич имел несколько великолепных имений, но каждый приезд на Южный берег становился для него радостным событием. Он даже выбрал приставку для своей фамилии от самого любимого из них, когда путешествовал инкогнито по Европе, представляясь: «фон Ореандский, помещик из Крыма, Россия». Чаще приезжала в Ореанду Александра Иосифовна с детьми и с младшими братьями Константина Николаевича – великими князьями Николаем и Михаилом. Во дворце Ореанды также останавливалась свита императрицы Марии Александровны на время, когда благоустраивался Ливадийский дворец.

Из шестерых детей великокняжеских супругов печатью яркого таланта был отмечен их второй сын Константин. Константин Константинович, впоследствии генерал-адъютант, генерал-инспектор военно-учебных заведений. С 1889 года стал возглавлять Петербургскую Академию Наук. Человек разносторонних интересов и высокой нравственности, одарённый поэт, драматург, переводчик, музыкант, учёный, педагог, военный. Великий князь смысл своей жизни видел прежде всего в служении Родине. В детстве и юности он часто приезжал в Ореанду, и именно здесь прекрасная природа Южного берега помогла раскрыться поэтическому дару великого князя. Его стихи были пропитаны тонким лиризмом, их он подписывал псевдонимом «К.Р.», или постоянно привлекал внимание читающей публики. Современники видели в нём новую восходящую звезду российской литературы. Стихотворение «У берегов», написанное в 1879 году в Ореанде, биографы К.Р. считали первой пробой его творческого дарования, и именно им обычно начинаются все сборники прекрасных лирических стихов:

Задремали волны.
Ясен неба свод.
Светит месяц полный
Над лазурью вод.
Серебрится море,
Трепетно горит…
Так и радость горе
Ярко озарит.


Память о пережитом, счастье поэтического вдохновения, ниспосланное ему красотой южнобережной природы, Константин Константинович пронесёт через всю свою жизнь.
Продолжая разговор о Константине Николаевиче, необходимо сообщить, что март 1881 года для него стал роковым. Взрывом бомбы террориста был смертельно ранен Александр II, и при новом императоре великий князь оказался не у дел. Он был отстранён почти от всех занимаемых должностей; за ним сохранили почётную, не дававшую реальной власти должность члена Государственного Совета. Летом в этом же году произошёл пожар и сгорел дворец в Ореанде. Загорелось на чердаке, но, несмотря на все усилия пожарных, огонь охватил всё здание. Обожжённые стены здания стояли более года из-за отсутствия средств на восстановление.

По указанию Константина Николаевича, то, что угрожало обвалом, было разобрано и использовалось для строительных работ в имении. Остальные части здания так напоминали античные руины, что их оставили на годы для украшения парка. У хозяина имения теперь было достаточно времени, и он стал жить во время длительных приездов в «царском» домике.

Константин Николаевич стал заниматься благотворительностью, больше внимания уделять обустройству и доходности Ореанды. А окружающие и старые друзья доказали, что не забыли его, и в день его рождения, 13 сентября, целая эскадра во главе с крейсером «Память Азова» пришла приветствовать генерал-адмирала из Севастополя. Близкий друг, бывший военный министр граф Д.А. Милютин, ялтинский городской голова барон А.Л. Врангель, знатные горожане и соседи много тёплых слов высказали в адрес хозяина Ореанды.

Константин Николаевич давно мечтал в » Земном раю», как он с гордостью называл Ореанду, построить небольшую собственную церковь. Он говорил: «От матушки я получил прелестный дворец, его более нет. Восстановить его я никогда не буду в состоянии. Пусть же из остатков его созиждется Храм Божий. Мне кажется, эта мысль очень прилична, мила и достойна памяти Матушки». Он подыскал место и 1 октября 1884 года заложил первый камень в день своего любимого православного праздника – Покрова Пресвятой Богородицы. Храм решил строить под этим же названием. «Господь Бог меня сподобил начать доброе святое дело», - писал он лучшему другу А.Головину.

Великий князь решил также, чтобы церковь была возведена в традициях кавказско-византийского зодчества. По его мнению, этот стиль более всего вписывался для небольших храмов Южного берега. Проект здания делал один из лучших российских знатоков византийского стиля академик А.А.Авдеев. Ровно через год храм был построен и освящён в присутствии владельца имения и его друзей.

Константин Николаевич, как знаток и тонкий ценитель искусства, так отзывался о своём детище – храме: «Я должен сознаться, что церковь вполне меня восхищает изяществом и пропорциональностью всех своих форм, всего своего ансамбля. Стиль выдержан превосходно, и она делает впечатление, можно сказать, архаическое - своей изящной и благородной простотой…Главная красота церкви, по-моему, заключается в действительном согласии и благородстве всех линий…Я совершенно ею восхищён, и все, которые до сих пор ее видели, разделяют мое мнение».

В украшении церкви приняли участие выдающиеся отечественные архитекторы и живописцы: большие кресты, вставленные в наружные стены и оконные рамы в барабане купола из белого каррарского мрамора, заказанные в Ливорно, мозаичные иконы и орнаменты, выполненные знаменитым итальянским мастером Антонио Сальвиати. Вскоре после освящения церкви из его мастерских в Венеции привезли заказанные мозаичные иконы Спасителя, редчайшее его изображение – без бороды и Пресвятой Богородицы по оригиналам Г.Гагарина. Необходимо отметить, что мозаичное панно работы Сальвиати на внутреннем куполе храма чудом сохранилось до наших дней.

Эти работы привели в восторг хозяина Ореанды. Константин Николаевич отправил приглашение А.Сальвиати приехать к нему в Ореанду для обсуждения заказов по украшению интерьера Покровской церкви. Приглашение было принято, и весной 1886 года знаменитый мастер впервые прибыл в Россию. Вот как писал об этом Константин Николаевич: «6 мая вечером приехал Сальвиати, это было очень счастливое для меня обстоятельство. Все досужее время уходило на разговоры с ним…Надеюсь, что результаты этих разговоров с Сальвиати будут полезны не только для меня и для моей Ореандовской церкви, но и для всей России и составят исходный пункт в истории ее художественного развития». В Ореанде Сальвиати получил не только большой заказ для дальнейшей работы, но и поддержку знатного заказчика в империи на пропаганду в России возрожденного доступного мозаичного искусства.

Ореандой восхищались все, кто бывал в ней. А эта церковь была впоследствии упомянута А.П.Чеховым в рассказе «Дама с собачкой». Именно в этом месте близ Ялты его герои – Гуров и Анна Сергеевна остро почувствовали сказочность окружающего их бытия. К сожалению, современникам не дано восхищаться мозаичными иконами и орнаментами, художественным оформлением того времени, многое из этого утрачено навсегда.

В 1889 году Константин Николаевич тяжело заболел и в Крым больше не приезжал. После его смерти 13 января 1892 года Ореанда по завещанию перешла во владение младшему сыну великого князя Дмитрию Константиновичу. В его отсутствии надзор за имением осуществлялся Ливадийским управлением.

Автор: Георгий Назаров.

Источник: "Южная газета"

 


Design studio Arta

Интернет реклама сайта Контекстная реклама на сайте Раскрутка сайтов Настольные игры купить