Объявления Ялты
Ялта Крым Это интересно
новости Ялты

Главная



 
<< вернуться в Земля - Крым

Долина сфинксов: там, где открывается истина
нажми, чтобы увидеть следующее фото
Долина сфинксов: там, где открывается истина

«Газета» побывала в таинственном уголке крымских гор. Одни становятся здесь счастливыми, другие…

на фото:Добраться в это волшебное место - Каралезскую долину - очень просто: автобусом или электричкой до Бахчисарая, а там автобусом - до сел Танковое, Красный Мак или Залесье.

Кажется, в Крыму нет уголка, где не бывают туристы. Но это только кажется. Вот и мы с друзьями отправились в самый популярный и исхоженный край - в Бахчисарай­ский район, на Мангуп. А случай привел нас в малоизвестное и таинственное место - к сфинксам Каралезской долины.

Всю дорогу его преследовали и окликали по имени голоса

Вообще-то, ехать в гости к сфинксам не собирались, в тот день мы с друзьями хотели побывать в очередной раз на Мангупе. Но иногда веление дороги становится смыслом и целью путешествия: ты ощущаешь себя выпущенной стрелой, которая остановится, только достигнув цели. Правда, путешествие наше было не очень далекое...

Подъехав к небольшому селу Залесному у Мангупа, мы остановились возле продавцов овощей и фруктов у шоссе Севастополь - Бахчисарай. Разговорились, рассказали, что едем на Мангуп. Пока друзья перебирали домашние помидоры и персики, простукивали арбузы, я расспросила Сергея, местного жителя, что еще интересного есть в округе. Он, кроме нескольких хорошо известных достопримечательностей края - пещерного города Эски-Кермен, монастырей Челтер и Шулдан, назвал гору Узун-Тар- ла, на вершине которой в резуль­тате выветривания образовались гигантские фигуры - сфинксы. Я никогда прежде не слышала о них. Каралезские сфинксы (село Залесное до 1945 года называлось по- крымскотатарски Юхары-Каралез) - ландшафтный памятник. Местные жители называют их «куклами». А потом Сергей рассказал очень личную историю. Почему? Наверное, сработал эффект попутчика, когда случайному человеку иногда признаешься в том, о чем никогда не расскажешь даже близкому другу. Сергей вспомнил сфинксов в связи со смертью отца.

- Мой отец - крымчанин по духу и генетике, - рассказал Сергей. - Его родители жили здесь еще до войны. Отец много путешествовал, очень любил горы, особенно Чатырдаг.

Однажды ушел в очередной поход, а вернулся совершенно другим человеком - стал замкнут и молчалив. И только незадолго до смерти рассказал мне, что пережил в ту ночь. Он не собирался оставаться на ночлег в горах, тем более что уходил недалеко. Но, похоже, сбился с дороги: в какой-то момент обнаружил, что не понимает, куда идти, хотя знал наизусть все окрестные тропки. И решил заночевать в ущелье. По его словам, а был он человек неробкого десятка, эта ночь была ужасной, как будто он попал в ад. Отец развел костер, но не мог согреться. Всю ночь выл страшный ветер, раздавались какие-то звуки, похожие одновременно на искажен­ные человеческие голоса и звериный вой. Он видел блуждающие огни, как будто в скале образовались пещеры и в них мигали свечи. А когда под утро, так и не сомкнув глаз, он выбрался оттуда, всю дорогу его преследовали и окликали по имени голоса. Хотя ни одного человека по дороге домой он не встретил. По словам отца, он провел ту страшную ночь где-то неподалеку от горы сфинксов. Вскоре у него обнаружили неизлечимую болезнь, и через полгода он умер. Я не знаю, что там действительно случилось. Может, он оказался не в то время не в том месте, но я уверен, что отец узнал в ту ночь, что скоро умрет, и скрыл это от близких, просто пожалел нас.

На вершину Узун-Тарлы часто «слетаются» йоги

Меня эта история про сфинксов поразила. Поскольку мы находились совсем рядом, то решили изменить маршрут и отправились к горе Узун-Тарла. Подъем на ее вершину оказался коротким, но эффектным: живописные долины и ущелья с четырех сторон. Под ногами - пустынная мягко ползущая, как змея, грунтовая дорога, сосновый лесок на подъеме - и вот мы уже в гостях у сфинксов. Их 14 - огромных, 20-метровых, вытянутых в одну ли­нию фигур. Странно, что на всех сфинксов имен не хватило, и только половина каменных скульптур, вы­тесанных природой, получила собственные имена. Самую крайнюю фигуру местные жители называют Юкле-Кая (Беременная скала), за ней идет Сююрю-Кая (Остроконечная ), затем - Чуюн-Кая (Котелок), следующие две плосковерхие - Сандык-Кая (Сундуки), а напоминающая шапку - Шапке-Кая..

Картина сверху изящна и прекрасна, как будто выполненная опытным декоратором. Внизу, прямо под нами, лежала обжитая, такая домашняя земля: среди скал и лесов притаились одноэтажные домишки, доносились тонкие, забавные крики молодых петушков, лай собак и пронзительные вопли ишаков. А наверху царствовали тишина и вечность. Наверху, на «макушках» каменных фигур, охватило странное ощущение другой реальности. Здесь не было времени, а только пространство - прекрасное и бесконечное. Было настолько хорошо, что хотелось остаться здесь навсегда. Не случайно на вершину Узун-Тарлы часто «слетаются» йоги - лучшего места для медитаций не найти. Когда я поднялась по лестнице, «ведущей в небо», на макушку очередной группы сфинксов, то увидела там две одинокие фигурки, сидящие в позе лотоса, пальцы рук сложены мудрой. Любопытство пересилило чувство неловкости (мешаю просветлению йогов), и мне удалось выяснить, что они киевляне, Сергей и Елена. Лена, видимо, ушла глубоко в медитацию и в разговоре не участвовала, а Сергей нехотя, но начал отвечать на мои вопросы.

- Для чего мы здесь? Сфинксы Каралезской долины - одно из крымских «мест силы». Здесь человек об­ретает просветление и получает ответы на многие вопросы. Мы живем тут несколько дней, до этого были на Эски-Кермене. Вчера была целая колония йогов, но мы с ними не об-щались - у них своя работа, у нас - своя. «Место силы» - это место, где человек чувствует себя счастливым и сильным. У меня здесь желание только одно - чтобы мой путь закончился в этом прекрасном месте, где можно вечно сидеть и наблюдать за игрой высших сил. Никто не знает, что такое «сила» и на что она похожа, ее невозможно рассмотреть. Но можно уловить и почувствовать, она сродни чувству, которое вызывают у нас некоторые предметы и явления - душевного подъема, вдохновения.

После разговора с Сергеем-йо- гом меня не покидало ощущение, что гора живая. Пейзаж вокруг все время менялся: только что ты про-ходил по этому месту и не заметил ни арок в скале удивительно правильной формы, ни живописных отверстий, через которые проходит свет и свешиваются карликовые папоротники. А возвращаешься - и не узнаешь местность: все время появляются новые детали - дольмены, каменные грибы, антропоморфные (похожие на человека) фигуры, черепа и даже профиль Веласкеса. Самые заурядные вещи становятся чем-то многозначным, наполненным тайным смыслом. И даже торчащая палка выглядит не засохшим деревом, а древним посохом. Это крымский Солярис, который материализовал все, что желало видеть подсознание.

Обойдя сфинксов и налюбовавшись пейзажами, мы спустились вниз. Там, на земле, всем стало грустно. Видимо, не отпускали сфинксы.

Жанна Барышникова
Фото автора

Источник: "Крымская газета"

 


Design studio Arta

Интернет реклама сайта Контекстная реклама на сайте Раскрутка сайтов Настольные игры купить