Объявления Ялты
Ялта Крым Это интересно
новости Ялты

Главная



 
<< вернуться в О чем не следует забывать / Уроки истории

Земля примирения
нажми, чтобы увидеть следующее фото
Земля примирения

На фото: для оценки погоста наших бывших врагов подходит одно слово – идеальный.

«Газета» побывала на единственном в Крыму немецком кладбище времен Второй мировой войны

Это был мой самый необычный жизненный опыт в нынешнем году. Осознание того, что наиболее величественный и ухоженный крымский погост, расположенный на горном склоне в лесу возле села Гончарное Севастопольского района, принадлежит бывшим захватчикам моей Родины. И еще понимание: чтобы достойно и красиво хранить память о десятках тысяч предков, нужны физические усилия всего пяти-шести человек и совершенно копеечные по меркам среднестатистического работающего гражданина добровольные пожертвования.

«В Германии за нашими тоже смотрят...»

После Второй мировой на территории Украины осталось более 300 массовых захоронений, на которых покоилось около четырехсот тысяч немецких солдат и офицеров, но практически все эти кладбища, особенно в первые послевоенные годы, были уничтожены. Сейчас в нашей стране таких погостов осталось менее десятка, и гончарненский, созданный для немцев, погибших в южных областях Украины и в Крыму, впечатляет больше всех.

От окраины села, где и в 21-м веке нет центрального водоснабжения, километр отличной асфальтированной дороги. В конце ее – автостоянка, двухэтажный коттедж-сторожка, флагшток с незнакомым стягом (пять белых католических крестов на голубом фоне) и капитальная стена из природного камня, опоясывающая Немецкое сборное солдатское кладбище.

– Флаг – атрибутика Фольксбунда, общественной организации Германии, работающей в тех странах, где немцы воевали, где были их пленные или колонии, – рассказывает смотритель кладбища Евгений Гайдуков, встретив меня у ворот и провожая по мощеной дорожке на взгорье, к огромному центральному монументу. Евгений Александрович – балаклавский пенсионер, который устроился сюда, узнав о такой возможности от одного работника севастопольского горисполкома. Теперь у Гайдукова здесь нечто вроде семейного подряда: дочь, зять, племянница, внук – все при деле!

– Раньше здесь было колхозное поле, коровы паслись, бурьян выше пояса, – вспоминает смотритель. – А в 1996-м севастопольская госадминистрация на основании германо-украинского соглашения об уходе за военными могилами решила безвозмездно и бессрочно выделить участок правительству ФРГ. Там ведь тоже за нашими могилами смотрят, которые после войны на их землях остались.

При этом, добавляет мой гид, немцы сами и место выбрали, и проект заказывали. Строила же местная, севастопольская фирма с 1998-го по 2001 год.

– Свозят останки отовсюду, – продолжает Евгений Гайдуков. – Керчь, Евпатория, Мелитополь... Последний раз перезахоронение в мае этого года было, когда неподалеку, в Орлином, кладбище разграбили. Уже 24,5 тысячи человек тут похоронили, а всего места на 40 тысяч.


Звезда на немецкой могиле

Мы проходим по аккуратному газону, в который превратился дичавший колхозный выпас, мимо символических групп крестов из темного лабрадорита, к геометрически четким рядам гранитных стел, где в алфавитном порядке фамилии покоящихся, даты рождения и смерти и указание места гибели.

– По 17-28 лет, в основном, погибшим, – обращает внимание Евгений Александрович. – И больше всего из-под Севастополя. Кстати, по немецким поверьям, души обитают не дальше, чем в двухстах километрах от места смерти тела. Поэтому останки в Германию и не перевозят, хотя дешевле было бы там аналогичное кладбище устроить. Лишь в прошлом году выкопали останки одного из солдат и забрали на родину, но это исключительный случай.

Сколько же денег нужно, чтобы так, практически идеально содержать могилы?! На этот вопрос мой провожатый лишь развел руками. И дело не только в правилах этики – оказывается, содержатся захоронения и кладбищенская инфраструктура, в основном, за счет частных пожертвований:
– Лишь 15% расходов покрывает правительство ФРГ. Остальное же – добровольные взносы, которые волен сделать любой гражданин страны. У нас в информационном зале есть буклеты со специальными банковскими реквизитами и указаны рекомендуемые для взносов суммы – от шести до пятидесяти евро.

В информационном зале, устроенном на первом этаже коттеджа-сторожки, кроме красочных тематических буклетов, оказались еще экспозиция немецких военных траурных традиций и особая книга отзывов для посетителей, которых, кстати, бывает в год до двух с половиной тысяч. Записи – преимущественно благодарности персоналу кладбища и молитвы о том, чтобы подобная бойня больше не повторилась.

– Вот, буквально неделю назад, приезжал один парень, – расшифровывая мне убористый рукописный текст, поясняет Татьяна Шакун, исполнитель работ по сопровождению посетителей. – Он здесь деда нашел, а сделать ему это удалось с помощью специального сайта, где есть вся наша информация. Приехал без цветов. Но зато привез морскую звезду, потому что, согласно семейному преданию, дед очень любил море. Помолился и оставил звезду на его могиле.

Сколько немецких военнослужащих похоронено на украинских кладбищах

Харьков – 41 100, Гончарное – 24 500, Киев – 22 400, Кировоград – 18 250, Потелич – 12 000, Запорожье – 5150, Житомир – 3200, Донецк – 2800, Одесса – 1500

Дмитрий Смирнов
Фото автора

Источник: "Крымская газета"

 


Design studio Arta

Интернет реклама сайта Контекстная реклама на сайте Раскрутка сайтов Настольные игры купить