Сеть знакомств для любителей книг


Интернет реклама УБС
Художественные

Поделиться в Facebook Купить:
Купить в Украине
Венедикт Ерофеев
Москва-Петушки

Венедикт Ерофеев - явление в русской литературе яркое и неоднозначное. Его знаменитая поэма "Москва - Петушки", написанная еще в 1970 году, своего рода философская притча, произведение вне времени, ведь Ерофеев создал в книге свой мир, свою вселенную, в центре которой - человек, "человек, как место встречи всех аланов бытия". Впервые появившаяся на страницах журнала "Трезвость и культура", поэма "Москва - Петушки" стала настоящим откровением для читателей и позднее была переведена на множество языков мира. "Во вселенной Ерофеева не существует здравого смысла, логики, тут нет закона, порядка. Если смотреть на него снаружи, он останется непонятым. Только включившись в поэтику Ерофеева, только перейдя на его сюрреалистический язык, только став одним из персонажей, в конце концов - соавтором, читатель может ощутить идейную напряженность философско-религиозного диалога, который ведут "високосные люди". Но и тогда читатель сможет узнать ерофеевскую картину мира, но не понять ее. Истину ведь вообще нельзя получить из вторых рук" (А.Генис).

Венедикт Ерофеев : Москва-Петушки

[написать рецензию на эту книгу] [добавить книгу в закладки]
Игорь Федорец
"Москва-Петушки" - поток сознания алкаша-интеллигента, путешествующего на подмосковной электричке. Он стартует в Москве в относительно вменяемом состоянии и постепенно погружается в пьяный туман по пути на станцию Петушки, где его ждут любимая женщина и ребенок. Как говорится, глубокий внутренний мир главного героя вступает в резкое противоречие с окружающей действительностью (совок 60-х годов). А эрудиция плюс несколько выпитых бутылок приводит к появлению качественных галлюцинаций вроде царя Митридата со товарищи.

"Москва-Петушки" носит гордое название "алкогольная поэма" и, если верить Википедии, была даже опубликована в перестроечное время в журнале "Трезвость и культура". Хотя чего там меньше - трезвости или культуры - это еще вопрос.

В книге также немало практических знаний. Чего только стоят рецепты коктейлей "слеза комсомолки" или "дух Женевы" с такими замечательными ингредиентами как лак для ногтей, зубной эликсир или шампунь "Садко - богатый гость". Вообще, по качеству юмора "Москва-Петушки" держит уверенное место в моем личном топ-листе. Благодаря Ерофееву херес для меня занимает свое особое место среди всех алкогольных напитков.

------
- Будете чего-нибудь заказывать?
- А у вас чего - только музыка?
- Почему "только музыка"? Бефстроганов есть, пирожное. Вымя...
Опять подступила тошнота.
- А херес?
- А хересу нет.
- Интересно. Вымя есть, а хересу нет!
- Оч-ч-чень интересно. Да. Хересу нет. А вымя - есть.
И меня оставили. Я, чтобы не очень тошнило, принялся рассматривать люстру над головой...
Хорошая люстра. Но уж слишком тяжелая. Если она сейчас сорвется и упадет кому-нибудь на голову - будет страшно больно... Да нет, наверное, даже и не больно: пока она срывается и летит, ты, ничего не подозревая, пьешь, например, херес. А как она до тебя долетела - тебя уже нет в живых. Тяжелая это мысль: ...ты сидишь, а на тебя сверху - люстра. Очень тяжелая мысль...
Да нет, почему тяжелая?.. Если ты, положим, пьешь херес, если ты уже похмелился - не такая уж тяжелая это мысль... Но вот если ты сидишь с перепою, и еще не успел похмелиться, а хересу тебе не дают - вот это уже тяжело... Очень гнетущая мысль. Мысль, которая не всякому под силу, особенно с перепою.
А ты бы согласился, если бы тебе предложили такое: мы тебе, мол, принесем сейчас 800 граммов хереса, а за это мы у тебя над головой отцепим люстру и...
- Ну как, надумали? Будете брать что-нибудь?
- Хересу, пожалуйста. 800 граммов.
- Да ты уж хорош, как видно! Сказано же тебе русским языком: нет у нас хереса!
- Ну... Я подожду... Когда будет...

Поделиться в Facebook взять код для блога
10/21  = 31
Венедикт Ерофеев Москва-Петушки

С этой книгой читают:
 


Кэтрин Кроуфорд
Французские дети не капризничают
 


Джошуа Фоер
Эйнштейн гуляет по луне
 


Дід Свирид
Історія України від Діда Свирида, т. 1
 


Гай Кавасаки
Стартап
 


Масару Ибука
После трех уже поздно